Мероприятия

Бородинское сражение

Проходит: Первые выходные сентября

Историческая дата: 7 сентября 1812 г.


Стойкий оловянный солдатик

Проходит: Последние выходные мая

Фестиваль


Малоярославецкое сражение

Конец октября

Историческая дата: 24 октября 1812 г.


Душоновские манёвры

Июнь

Фестиваль


Смоленское сражение

Начало августа

Историческая дата: 16 - 18 августа 1812 г.


Сражение под Красным

Историческая дата: 15 - 18 ноября 1812 г.


Вохонское сражение

Конец сентября

Историческая дата: 1 октября 1812 г.


Тарутинское сражение

октябрь.2017

Историческая дата: 18 октября 1812 г.


"Ночь музеев", Бородинский музей-заповедник

Май

Фестиваль


МАНИФЕСТ «Об изгнании неприятелей»

7 января

Историческая дата: 7 января 1813 г.


Зимние маневры по эпохе Наполеоновских войн

Зима

Фестиваль

Неужели 70 лет ядерной политики основаны на лжи? - вопрошает в своей статье в Foreign Policy Уорд Уилсон, старший научный сотрудник British American Security Information Council, автор книги "Пять мифов о ядерном оружии" (Five Myths About Nuclear Weapons).

Собственно, применение атомного оружия против Японии давно является предметом бурных споров. В 1965 году историк Гар Алперовиц заявил: руководство Японии наверняка капитулировало бы еще до высадки американских войск, запланированной на 1 ноября, так что атомная бомбардировка не была необходима. Противники этой позиции пылко возражают, что бомбардировка была оправдана с моральной точки зрения и необходима, что она спасла человеческие жизни.

"Однако обе "школы мысли" исходят из тезиса, что бомбардировка Хиросимы и Нагасаки с применением нового, более мощного оружия, заставила Японию капитулировать 9 августа", - пишет Уилсон. Сам он обнаруживает в этом тезисе три слабых места, которые в значительной мере подрывают традиционную интерпретацию капитуляции Японии.

Первое слабое место - хронология. В большинстве книг по истории США изложена такая последовательность событий: 6 августа - первая атомная бомбардировка, спустя 3 дня - вторая, на следующий день Япония дает понять, что намерена капитулировать.

В глазах американцев кульминация - это 6 августа, бомбежка Хиросимы. Но японцы считают важнейшим днем 9 августа, когда Высший Совет (6 самых высокопоставленных членов правительства) впервые обсудил идею безоговорочной капитуляции.

Бомбёжка Нагасаки

Что же заставило этих людей внезапно изменить свое мнение? "Определенно не Нагасаки. Бомбардировка Нагасаки произошла в момент, когда заседание Высшего Совета на тему капитуляции уже началось. Руководству Японии сообщили о взрыве лишь после обеда, когда заседание Высшего Совета завершилось "ничьей" и к дискуссии привлекли полный состав кабинета министров", - пишет автор.

С Хиросимой тоже не все ясно: почему Высший Совет собрался лишь через три дня после бомбежки, а не немедленно? Ведь губернатор Хиросимы сразу же известил Токио о масштабе разрушений и потерь, а японцы понимали, что такое ядерное оружие.

Вдобавок 8 августа министр иностранных дел попросил созвать Высший Совет для обсуждения бомбардировки Хиросимы, но члены Совета отказались. Почему же на следующий день они стали обсуждать вопрос о капитуляции? "Либо они страдали коллективной шизофренией, либо толчком к этому обсуждению стало какое-то другое событие", - пишет автор.

Второе слабое место - масштабы потерь при атомной бомбардировке. Летом 1945 года американская авиация разбомбила обычными бомбами - целиком или частично - 66 японских городов, разрушения были колоссальные, в некоторых случаях сравнимые с разрушениями при атомных бомбардировках. 9-10 марта в Токио выгорело 16 квадратных миль, погибли около 120 тыс. человек. Хиросима - лишь на 17-м месте по разрушениям городской территории (в процентном отношении).

Итак, бомбежка Хиросимы не показалась бы японским лидерам чем-то особенным по сравнению с тем, что происходило дотоле. А бомбежки городов, видимо, не вселяли в японцев желание капитулировать.

Автор пишет: "Что же встревожило японцев, если их не волновали ни бомбежки городов в целом, ни атомная бомбардировка Хиросимы конкретно? Ответ прост - это был СССР".

Даже "ястребы" в японском правительстве знали, что война не может продолжаться. Вопрос состоял в том, как завершить войну на самых выгодных для себя условиях. У японцев было два плана.

"Первый - дипломатический. В апреле 1941 года Япония заключила с СССР пакт о нейтралитете, который должен был истечь в 1946 году", - пишет автор. Некоторые элементы во главе с министром иностранных дел Того Сигенори надеялись убедить Сталина стать посредником, чтобы он помог Японии договориться с США и их союзниками. "Это было здравое стратегическое мышление: СССР был заинтересован в том, чтобы условия соглашения не были слишком благоприятны для США: рост влияния и мощь США в Азии ослабили бы влияние и мощь СССР", - пишет автор.

Второй план, предложенный министром армии Анами Коречикой, был разработан военными. Они надеялись, что потери среди сил США после высадки будут огромными и благодаря этому удастся склонить Вашингтон к более выгодным условиям. И действительно, американское командование опасалось больших потерь.

Что же все-таки толкнуло Японию к капитуляции - бомбардировка Хиросимы или тот факт, что СССР объявил Японии войну? Автор пишет: 8 августа оба вышеописанных плана все еще были осуществимы. Можно было попросить Сталина о посредничестве либо подготовиться к последней кровопролитной битве с США. Бомбардировка Хиросимы не перечеркивала ни один из этих планов.

"Но значение того, что СССР объявил войну и вторгся в Маньчжурию и на Сахалин, было совсем иным", - пишет автор. Вариант с посредничеством Сталина отпал. Что до планов военных, то в Маньчжурии и на Сахалине японские войска были слабыми. СССР готовился к вторжению на Хоккайдо, где имелись всего две дивизии и две бригады.

Советско-японская война

"Можно дать решающий бой одной великой державе, наступающей на одном направлении, но невозможно отбиться от двух великих держав, атакующих с двух разных направлений", - отмечает автор.

Он заключает: у Японии не осталось никаких вариантов капитуляции на сносных условиях. "Советское вторжение сыграло решающую стратегическую роль, а бомбардировка Хиросимы - нет", - пишет Уилсон.

Вдобавок у Японии осталось меньше времени для маневров: советские войска могли вторгнуться в "Японию как таковую" уже через 10 дней. Кстати, еще в июне 1945 года на Высшем Совете японские лидеры говорили, что "судьбу Империи предопределит" вступление СССР в войну.

Почему же традиционное объяснение капитуляции Японии оказалось столь прочным, особенно в США? "Это подлинное нежелание взглянуть фактам в лицо", - замечает автор.

Но Уилсон советует не удивляться: традиционная версия, что Япония капитулировала из-за Хиросимы, удобна, так как она удовлетворяет эмоциональные потребности и США, и самой Японии.

"Поставьте себя на место императора. Война обернулась катастрофой, и, хуже всего, вы лгали своему народу, умалчивали о том, как все ужасно. Народ будет шокирован вестью о капитуляции", - пишет автор. Что делать - признать свои колоссальные просчеты или свалить вину на революционные достижения науки и техники? Версия, что война кончилась благодаря атомной бомбе, "одним движением замела под ковер все ошибки и просчеты времен войны", - поясняет автор. Она также помогла императору сохранить легитимность, всей Японии - воззвать к сочувствию других стран и отвлечь внимание от зверств японских войск, а также предложить версию, которая нравилась американцам.

Какую выгоду извлекли США из традиционной версии? Репутация военной мощи США значительно улучшилась, влияние дипломатии США в Азии и во всем мире возросло, безопасность США окрепла, пишет автор.

"Напротив, если бы причиной капитуляции считалось вступление СССР в войну, Москва смогла бы утверждать, что за 4 дня ей удалось то, чего США не могли добиться 4 года, и представления о военной мощи и дипломатическом влиянии СССР окрепли бы", - пишет автор. В период холодной войны утверждения, что СССР сыграл решающую роль, были бы равны "пособничеству врагу".

Между тем бомбардировки Хиросимы и Нагасаки стали основой нашего нынешнего взгляда на ядерное оружие: представления о его важности, его уникального статуса, масштаба ядерных угроз, роли ядерного оружия в международных отношениях. И что же делать, если достижение атомной бомбы - "чудо внезапной капитуляции Японии" - окажется мифом?

Источник: inopressa.ru

Мы открываем цикл статей посвящённых военному образованию в России, как естественному патриотическому воспитанию молодёжи.

Более чем за двухсотлетнюю историю кадетского обучения эта форма обучения стала неотъемлемой частью подготовки военных кадров России. Императоры старались выделять из общей массы дворянства военные кадры Российской Империи. Указ Петра I от 1714 года гласил: «Сказать всему шляхетству, что каждый дворянин (какой бы фамилии ни был) почесть и первое место давал каждому обер-офицеру и службу почитать и писаться только офицером, а шляхетство (которое не в офицерах) только то писать, куда посланы будут1. Историю военного образования в России можно начать с образования в 1701 году «Школы навигацких и математических наук». В те годы перед государем России Петром Алексеевичем встала проблема организации регулярной армии и, как следствие, подготовки для ее рядов образованных офицеров. Поэтому первые подготовленные офицеры подготавливались для рождавшегося нового рода войск России - военно-морского флота. Но уже в 1715 году эта школа разделяется на Академию морской гвардии с расположением в городе Санкт-Петербург и Навигацкую школу, располагавшуюся в городе Москва. Учащиеся Навигацкой школы подготавливались для учебы в Академии морской гвардии. В 1891 году Академия морской гвардии была переименована в Морской кадетский корпус - в советское время носила название «Высшее военно-морское училище им. Фрунзе», В нынешнее время, с 2001 года, распоряжением Правительства РФ носит звание «Морской корпус Петра Великого – Санкт-Петербургский военно-морской институт».

К началу 1800 года в России насчитывалось несколько военно-учебных заведений: Морской кадетский корпус; Кадетский корпус, образованный в 1731 году по инициативе графа П. И. Ягужинского; Артиллерийская и Инженерная дворянская школа, созданная графом П.И.Шуваловым из Артиллерийской и Инженерной школ; военно-сиротский дом, образованный Павлом I в 1795 году и Шкловского благородного училища, образованного на собственные средства генерал-майора Зорича в 1778 году. Кадетские корпуса были сословными учебными заведениями, в которых учились дворянские дети. Всю свою историю эти корпуса являлись оплотом самодержавия, так как многие из них создавались за счет пожертвования отдельных дворян либо за счет местных дворянских собраний.

В 1805 году Александр I утверждает «План военного воспитания», что явилось результатом работы специальной комиссии под председательством великого князя Константина Павловича. Предполагалось открыть на средства местных дворян кадетские корпуса в 17 губерниях.

История кадетских корпусов охватывает значительный период времени. Из их стен вышло немало честных, высокообразованных и преданных своему Отечеству офицеров, полководцев, талантливых людей, всемирно известных путешественников, государственных деятелей и просто образованных людей. Отметим некоторых из них: П.И.Шувалов (1710-1762), А.П.Сумароков (1717-1777), М.И.Кутузов (1745-1813), И.Ф.Крузенштерн (1770-1846), К.И.Константинов (1819-1871), С. И. Мосин (1849- 1902), Д. М. Карбышев (1880-1945) и многие, многие другие исторические личности, преумножавшие своими трудами славу России.

История кадетских корпусов прерывается почти на восемьдесят лет (1918 - 1991). В последние десятилетия в Российской Федерации начали открываться новые кадетские корпуса, приняв эстафету довузовской подготовки молодежи к службе в Вооруженных Силах России от кадетских корпусов царской армии, специальных военных школ и подготовительных училищ, действующих в период с 1937 года по 1955 год.

Спецшколы являлись одной из форм военной подготовки – средние общеобразовательные заведения Наркомата просвещения готовили юношей 8-10 классов для поступления в военные училища. В Советском Союзе существовало три типа военных спецшкол: артиллерийские, функционирующие с 19372 по 19463 годы, военно-морские функционирующие с19404 по 19445 годы и военно-воздушные функционирующие с19406 по 1955 годы. Военно-морские и военно-воздушные спецшколы открывались по типу артиллерийских спецшкол7, так что основные положения школ совпадали и подчинялись единому требованию специальных военных средних школ Наркомпроса. \


1ПСЗ.Т.IV.№2467

2Постановление СНК СССР №2сс от 5 мая 1937 года.

3С 1944 по 1955 года, спецшколы переформированы в подготовительные училища.

4Постановление СНК СССР №1316 от 22 июля 1940 года.

5С 1944 по 1955 года, спецшколы переформированы в подготовительные училища.

6Постановление СНК СССР №2276 от 6 ноября 1940 года.

7Постановлением №452 от 9 апреля 1938 года «Постановление о специальных школах Наркомпросов РСФСР и УССР», Совнарком утвердил новое положение о спецшколах, которое действовало без изменений до реорганизации спецшкол в 1946 году.

Русские размеры

Вершок - 44,45 мм

Ладонь - 10.16 см

Пядь - 17.78 см

Фут 30.48 см

Локоть - 45 см

Шаг - около 71 см

Аршин - 71.12 см

Маховая сажень - 1.76 м

Сажень - 213.36 см

Косая сажень - 2.48 м

Верста́ — русская единица измерения расстояния, равная пятистам саженям или тысяча пятистам аршинам (что соответствует нынешним 1 066,8 метрам, до реформы XVIII века — 1 066,781 метрам). Упоминается в литературных источниках с XI века, в XVII веке окончательно сменила использование термина «поприще» в этом значении.

Величина версты неоднократно менялась в зависимости от числа сажен, входивших в неё (от 500 до 750), и величины сажени. Были вёрсты: путевая — ею измеряли расстояния (пути) — и межевая — ею меряли земельные участки. Словарь Брокгауза и Ефрона упоминает «старую русскую версту» в 656 сажен и другую в 875 сажен; более древний же метрологический справочник знает «старую версту… въ 700 саженъ своего времени, а ещё старѣе въ 1000». (Надо полагать, оба источника говорят об одном и том же, только Брокгауз-Ефрон перевел всё в позднейшие 48-вершковые сажени, тогда как исходно речь шла про 700 45-вершковых и 1000 42-вершковых сажен.)

Уложением Алексея Михайловича 1649 года была установлена верста в 1 тыс. сажен. Наряду с ней в XVIII веке стала использоваться и путевая верста в 500 сажен.

На Соловецких островах расстояния были отмерены верстовыми столбами в особых "соловецких вёрстах". Одна соловецкая верста равна окружности стен Соловецкого монастыря и составляет 1084 метр